РССП Регистр системы сертификации персонала - Автономная некоммерческая организация - Встреча Михаила Мишустина с руководителем Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии Антоном Шалаевым

Обсуждались вопросы расширения применения стандартов на практике, формирования отечественной эталонной базы, а также цифровая трансформация ведомства.

М.Мишустин: Уважаемый Антон Павлович!

Вы возглавляете ведомство, которое занимается стандартизацией, обеспечением единства измерений и способствует развитию нашей экономики, внедрению самых передовых разработок, что крайне важно сейчас, когда мы обеспечиваем технологический суверенитет нашей страны.

Система стандартизации в текущих условиях приобретает всё большую актуальность. Мы активно развиваем собственное производство. Разумеется, при этом нельзя допустить потери качества для конечного потребителя. А наиболее важным инструментом для этого как раз и являются государственные стандарты.

В прошлом году в профильное законодательство были внесены существенные изменения, которые позволили сократить сроки разработки государственного стандарта с 24 месяцев до 9 месяцев. Это один из самых хороших результатов в мире.

Антон Павлович, расскажите, что сейчас делает агентство для расширения применения стандартов на практике.

А.Шалаев: Михаил Владимирович, как Вы знаете, стандартизация – это инструмент реализации промышленной политики Российской Федерации. Поэтому появление новых технологий, запрос на их ускоренное внедрение, импортозамещение и вообще обеспечение импортонезависимости в целом ряде отраслей требовали совершенствования процедур стандартизации.

Именно поэтому изменения в законодательстве, которые появились в прошлом году, были как нельзя кстати.

Мы сейчас видим первые результаты. В течение 2021 года было принято 1600 новых стандартов – это абсолютный максимум за более чем пятилетний период. Однако очевидно, что самое важное – не сколько стандартов принимается, а насколько они применяются на практике. И здесь я должен отметить, что впервые почти половина (49%) всех стандартов, которые были приняты, это стандарты, разработанные по инициативе бизнеса. Вот эта оптимизация процедур, повышение прозрачности, вовлечение всех заинтересованных сторон в разработку стандартов и позволили всё больше привлекать бизнес к активному участию в этой работе. А что это означает? Это означает, что стандарты становятся требованием не только безопасности, но также и качества, и конкурентоспособности.

Простой пример. Стандарты в области подводной нефтегазодобычи. Ещё в 2016 году в Российской Федерации не было ни одного своего ГОСТа в этой сфере. Мы использовали зарубежные стандарты, стандарты иностранных компаний, что, естественно, ограничивало возможности выпуска оборудования для систем подводной добычи. С 2017 года началась активно эта работа, и сейчас у нас уже более 100 стандартов в этой сфере, разработанных с участием производителей оборудования, нефтегазовых предприятий. И таким образом полностью обеспечен суверенитет в этой области. Примеров достаточно много.

Ещё один момент, на котором хотел бы остановиться. Это индикатор применяемости стандарта в сфере госзакупок. Мы на постоянной основе проводим мониторинг: насколько госкорпорации и ведомства используют стандарты при описании объектов закупок. По итогам 2021 года 62% всех закупок, осуществляемых госкорпорациями и государством, содержат ссылки на стандарты. А буквально пять лет назад их было менее 10%. Ещё одно свидетельство роста влияния стандартов.

М.Мишустин: Применение стандартов очень важно и для предотвращения контрафакта, фальсификата. Здесь, я знаю, вы выполняете очень важную функцию, в частности контролируете качество топлива на наших автозаправках.

Как построена эта работа? И что в целом ваше ведомство делает для того, чтобы не допускать небезопасную продукцию на российский рынок?

А.Шалаев: Ежегодно ведомством проверяется более тысячи объектов нефтепродуктообеспечения, то есть заправок. Эта работа началась в 2015 году. По итогам 2015 года у более 20% всех проверенных объектов имелись нарушения, будь то по физико-химическим свойствам, будь то по недоливу и так далее. По итогам 2021 года мы вышли на цифру 4,9%. То есть, по сути дела, объём контрафактного, фальсифицированного и просто несоответствующего бензина, который используют наши граждане, сократился более чем в четыре раза за это время. И это результат, я думаю, не только контрольно-надзорных мероприятий, но и, в первую очередь, определённой работы, которая ведётся ведомством с автозаправочными комплексами. Это и введение предупреждающих, профилактических мер, новых требований, разъяснительные беседы.

В прошлом году вступило в силу новое законодательство в сфере государственно-муниципального надзора. В нём предусмотрена, например, мониторинговая закупка, хорошо зарекомендовавшая себя в мире как так называемый режим тайного покупателя. Мы разработали и аттестовали методику исследований, которая тоже нам поможет активизировать деятельность в этой сфере.

Но мы, конечно, учитываем, что в 2022 году введён мораторий на контрольно-надзорные мероприятия. Поэтому сейчас ведомство полностью сконцентрировано на проведении профилактических мероприятий, профилактики правонарушений – как в части автомобильного топлива, так и в других областях, которыми мы занимаемся. Это, например, колёсно-транспортные средства. У нас был большой проект по оценке качества школьных автобусов, по детским удерживающим устройствам в автомобиле, где было выявлено огромное количество несоответствий. Наша задача сейчас акцент на разъяснительные, профилактические меры.

М.Мишустин: Ещё одно очень важное направление деятельности агентства – это обеспечение точности измерений и, конечно же, наличие своей эталонной базы, что особенно актуально сейчас, когда мы занимаемся развитием своего технологического суверенитета. Что делается в этой области агентством?

А.Шалаев: Михаил Владимирович, в 2021 году российская система обеспечения единства измерений впервые за долгий период заняла первое место в рейтинге Международного бюро мер и весов по измерительным возможностям. Это признание говорит о том, что наши государственные первичные эталоны не только соответствуют лучшим мировым аналогам, но во многом превосходят их по своему техническому уровню. Сегодня эталонная база Российской Федерации – и это ещё один момент, который хотелось бы отметить, – полностью собственной разработки и собственного производства.

У нас используется 160 государственных первичных эталонов. И ни один из них зарубежного производства. В области единства измерений, научной метрологии обеспечена полная импортонезависимость. Согласно внесённым в 2020 году поправкам в Конституцию Российской Федерации, эталонная база, метрическая система являются одним из элементов суверенитета государства. Поэтому здесь, мы считаем, основа для технологического суверенитета создана.

Однако необходимо отметить, что помимо собственных эталонов достаточно большое количество средств измерения используется на российском рынке. Всего, по нашим экспертным оценкам, 1,5 млрд единиц средств измерения обращаются в Российской Федерации. Из них 150 млн единиц – в сфере госрегулирования, то есть требующие поверки. Доля иностранного производства средств измерения снижается, но пока ещё достаточно высока. И здесь благодаря усилиям Минпромторга Российской Федерации, который полностью поддержал нас в этом направлении, с 2021 года начата активная работа по импортозамещению средств измерений. В 2022 году принят план импортозамещения метрологического оборудования. И по ряду показателей, таких как измерение расхода жидкостей и газов, электрических величин, уже фактически полностью мы обеспечиваем предприятия российским оборудованием.

В области радиоэлектронных средств измерения, радиофизических, медицинских, конечно, есть ещё к чему стремиться. Хотя и здесь всё больше российских средств измерения появляется.

Кроме того, у нас заработал новый цифровой сервис, где любое заинтересованное предприятие может ввести данные показатели зарубежных средств измерения и ему тут же будут показаны аналогичные российские средства измерений, не уступающие им по своим техническим показателям, измерительным возможностям.

М.Мишустин: Вы сказали о цифровом сервисе. Предоставление эталонов и предоставление стандартов – это в первую очередь услуга. И услуга эта будет востребована промышленностью, когда она будет и по форме, по формату, в цифровом виде правильно оформлена и правильно оказана.

Расскажите, пожалуйста, как идёт работа по цифровой трансформации ведомства? И каким образом вы взаимодействуете в государственно-частном партнёрстве с вашими клиентами посредством цифровых технологий, цифровых услуг?

А.Шалаев: Цифровая повестка действительно стала за последние пару лет ключевой для деятельности Росстандарта. И целый ряд услуг, которые оказывает Росстандарт, уже переведены в цифровой формат.

Так, например, были внесены и реализованы на практике соответствующие изменения в законодательство. Таким образом все утверждения типа средств измерений, типа стандартных образцов полностью переведены в цифровой безбумажный формат, используется реестровая модель, используется соответствующая информационная система.

Мы также ушли от бумажных свидетельств о поверке средств измерений. Сейчас существует единая государственная информационная система «Аршин», созданная нами, где аккумулированы все актуальные данные о поверке всех средств измерений, используемых как предприятиями, так и гражданами, включая знаменитые водосчётчики, электросчётчики.

В прошлом году перевели в цифровой формат ещё один вид деятельности, который мы ведём, – это согласование отзывных программ в области автомобильных колёсных транспортных средств. В ближайшее время, уже в этом году, планируем запустить этот сервис через госуслуги, когда владелец автотранспортного средства в случае, если его автомобиль попадает под отзывную кампанию, получает соответствующее уведомление об этом на госуслугах. То есть это тоже облегчает взаимодействие с потребителями.

Разрабатывается большое количество стандартов для реализации новых технологий – у нас уже более 30 стандартов в области технологий искусственного интеллекта в клинической медицине, на транспорте, более 60 стандартов в области робототехнических комплексов, биометрии и биомониторинга. Помимо этого мы в 2017 году начали и сейчас активно продолжаем работу по цифровизации процесса разработки стандартов и цифровому представлению самого стандарта.

Мы планируем до 2024 года более 80% всех стандартов перевести в цифровой вид, потому что абсолютно уверены, что в ближайшей перспективе именно цифровые форматы ГОСТов будут гораздо более востребованы предприятием, чем традиционные бумажные брошюры, содержащие те или иные требования.

М.Мишустин: Антон Павлович, какой вуз Вы окончили и по какой специальности?

А.Шалаев: Московский авиационный институт имени Серго Орджоникидзе по специальности «Стандартизация и сертификация управления качеством».

М.Мишустин: Метрология практически. Я очень хорошо помню предмет, который назывался у нас «Стандартизация, взаимозаменяемость и технические измерения». Нам преподавал его профессор, который также являлся председателем одного из комитетов СЭВ. Предмет был сложным, но мы очень хорошо его усвоили на всю жизнь, потому что стандарты, допуски, посадки, натяг или зазор – это всё было одним из важнейших составляющих в проектировании, в технологическом выпуске любой продукции, в создании любого производства.

Хочу пожелать Вам удачи. И конечно, держать на личном контроле все вопросы, которые мы сейчас обсудили. Это и собственная система измерений, эталоны, и процессы цифровизации в оказании услуг.

По материалам Правительства